1d9c84a9

Лысенков Антон - Белый Господин



Антон Лысенков
БЕЛЫЙ ГОСПОДИH
Hекоторое время назад, когда я работал в одной начинающей туристической
компании, это было в то время когда большинство компаний были начинающими,
пришлось мне побывать в некоторых интересных местах. Опыта ни
туристического, ни жизненного ни у кого не было, поэтому зашвыривало нас
порой в давольно отдаленные уголки, где любой "белый" турист c
фотомыльницей на шее считался туземцами обязательно американцем и
неприменно миллионером. По тогдашней студенческой жизни это временное
воспарение щекотало нервы.
Автобус остановился, и Балтасар пригласил всех выходить. Владимир
Иванович, мой личный шеф, здоровый коренастый мужик, бывший спортсмен и
мент, полжизни прослуживший во внутренних войсках за полярным кругом, а
нынче - Молодой Российский Бизнесмен, "полнокровный инвестор" - как он по
непонятным, а может и скрытым, причинам любил себя называть, приподнялся в
кресле чтобы поудобнее натянуть на себя вязанную индейскую куртку из синей
шерсти ламы, которой он пытался укрыть от высокогорной прохлады те части
своего тренированного тела, которые не были защищены белой воздушной
футболочкой в сеточку и пикантными шертиками с пальмовым пейзажем - он
почему-то решил, что в Перу очень жарко, и потому взял с собой только
пляжный вариант своего гардироба. Однако, в высокогорных Андах, где мы
находились, было от 10 до 15 градусов и едва ли больше даже в самое яркое
солнце, а уж под вечер... Это обстоятельство стало причиной двух событий:
во-первых, Владимир Иванович осчастливил затертый магазинчик сувениров,
купив там себе шерстяную индейскую куртку, приглянувшуюся ему, видимо,
из-за нарисованых индейцев в боевой раскраске, в перьях и верхом не ламах -
очень воинственный имели вид индейцы, как объяснил хозяин лавченки: для
отпугивания злых брухо; во-вторых, Владимир Иванович несколько последних
дней был не в настроении, поэтому мое с ним общение протекало вяло, что
высвобождало мне некоторое время чтобы перекинуться парой слов с
американскими коллегами, попутчиками по ознакомительному туру. Владимир
Иванович застегнул куртку на все бамбуковые застежки, просунул шею в
ремешек фотоаппарата, в одну руку взял свою огромную видеокамеру, в другую
- сумку к ней, в которой носил запасные батарейки на всякий случай -
снимать в целях рекламы надо было как можно больше. Экипировавшись, он
двинулся вперед к выходу по узкому проходу автобуса, цепляясь ремешками и
барабаня свисающей камерой по спинкам кресел. Я и Кэрол присели чтобы
пропустить его, когда же он прогромыхал, спрыгнув на улицу, тоже вышли.
Было прохладно. Был уже вечер. Солнце хоть и висело еще над щербатыми
разломами хребтов, но было уже бледненьким и слабым. Было тихо. Даже
насекомые притихли и только чуть сквозящий по склону ветерок переберал в
траве. Балтасар, наш гид, подождал когда все подтянутся из автобуса, криком
и взмахами собрал всех вокруг себя и предложил подняться на вершину
небольшой сопки, где располагался нетронутый конкистадорами храм инков с
названием - Саксайауоман. Балтасар тут же пояснил, что кажущаяся
фонетическая непристойность названия храма в английской транскрипции - лишь
случайное совпадение. Hа самом деле ничего общего с Sexy Woman он не имеет,
а напротив, на языке инков обозначает что-то жутко религиозное.
- Более того, - добавил он, решив что это прибавит храму веса в наших глазах,
- Здесь приносились человеческие жертвы!
Владимир Иванович, навьюченый своей аппаратурой, побежал по затиснутой в с



Назад