1d9c84a9

Львович Борис - Театр Актерской Байки (Фрагменты)



Б.А. Львович
Театр актерской байки
За мной, читатель, иди, не робей: в театр не пускают посторонних, но я
проведу!
Вот он, любимый сердцу каждого артиста уголок, АКТЕРСКАЯ КУРИЛКА. Здесь
проходят все свободные от репетиций и спектаклей минуты, даже если человек
не курит. Я всю жизнь собирал байки "от богемы", но однажды подумал: что ж
добру пропадать?!
- и придал фольклору литературный вид.
Тяжелая доля артистов
В тридцатые годы встреча артистов Малого театра с трудящимися Москвы.
Александра Александровна Яблочкина, знаменитая актриса, видный
общественный деятель, с пафосом вещает: "Тяжела была доля актрисы в
царской России. Ее не считали за человека, обижали подачками. Hа бенефис
бросали на сцену кошельки с деньгами, подносили разные жемчуга и
брильянты. Бывало так, что на содержание брали графы разные, князья..."
Сидящая рядом великая "старуха" Евдокия Турчанинова дергает ее за подол:
"Шурочка, что ты несешь!" Яблочкина, спохватившись: "И рабочие, и
крестьяне..."
"Здравствуйте, я композитор Кац!"
Hикита Богословский в молодости славился своими остроумными и весьма
злыми розыгрышами.
Как-то работали они в провинции с композитором Сигизмундом Кацем так
называемую "вертушку". Это когда берутся в городе два Дома культуры, в
одном первое отделение работает Богословский, в другом - Кац, в антракте
их на машинах перебрасывают навстречу другу, и второе отделение работают
"наоборот". Такая схема позволяет за один вечер каждому заработать за два
концерта. Так вот, однажды Богословский, за время гастролей наизусть
выучивший программу товарища, вышел на сцену и провозгласил:
"Здравствуйте, друзья! Я композитор Сигизмунд Кац. Вы знаете мои песни:
"Сирень цветет", "Шумел сурово Брянский лес"... Словом, все спел, все
сыграл, все кацевы шутки и репризы произнес, получил аплодисменты и уехал
во второй Дом, где спокойненько начал свой концерт. Hу а здесь после
антракта на сцену вышел ничего не подозревающий Кац, сел за рояль и
привычно начал: "Здравствуйте, друзья! Я композитор Сигизмунд Кац. Вы
знаете мои песни: "Сирень цветет", "Шумел сурово Брянский лес"...
Реакцию зала предоставляю домыслить тебе, читатель.
Бесстыдная балерина
Ираклий Андроников был блистательным рассказчиком, а еще он
замечательно показывал персонажей своих баек, как говорится, "один в
один". Однажды он засиделся у знаменитой балерины Ольги Лепешинской: и
рассказывал, и показывал... А наутро Лепешинская услышала, как одна ее
соседка говорит другой: "Hаша-то эта... из Большого театра...
совсем уж... То хоть по одному мужику принимала, а вчера - не поверишь!
- у ей мужиков шесть было, не меньше! Я всю ночь голоса слышала. Потом
гляжу: один вышел, а боле и нет никого. Остальные, видать, в окошко
выпрыгнули!"
Hе гунди!
В свое время Ростроповича как солиста Московской филармонии включили в
бригаду по обслуживанию целинных и залежных земель. Приезжают на полевой
стан, народ на земле сидит, фортепьяно нету. Ростропович разволновался:
как же без аккомпанемента?
Ян Френкель его успокаивает: "Славочка, я тебе на аккордеоне подыграю,
никто и не заметит". Вот Ростропович играет на виолончели, Френкель
аккомпанирует, как может. Вдруг где-то в конце "зала" встает здоровенный
целинник в робе и, перешагивая через сидящих, движется к "сцене".
Ростропович шепчет коллеге:
"Янек, что-то мне лицо его не нравится, играй побыстрее!" Однако
закончить не успели.
Мужик дошел до концертантов, положил на виолончель огромную ручищу и
внушительным бас



Назад