1d9c84a9

Львова Марина - Букет Подснежников



МАРИНА ЛЬВОВА
БУКЕТ ПОДСНЕЖНИКОВ
(ЛАРИСА)
Двум Ларисам, без поддержки и помощи которых не была бы написана эта книга, с глубокой благодарностью и любовью ПОСВЯЩАЮ...
ГЛАВА 1
“Ларка! Ларка! Лариса! Да улыбнись же ты! Мы же в Париж летим!

В Париж!” — нетерпеливый голос Светланы вывел меня из состояния блаженной полудремы. Ла-ри-са. “La risa”, по-испански это означает смех. Смешинка — так нежно называл меня Андрей когда-то давным-давно. Прошло уже целых два года с тех пор, как мы были вместе.

Смеяться я почти разучилась, правда, иногда мои разбойники заставляют меня улыбнуться.
— Что с тобой, Ларка? Ты что, не рада?
— Рада, рада. Только дай мне отдышаться. Я с вечера крутилась как белка в колесе.

Нужно было собрать свои вещи, приготовить еду на три дня. Маме с моими диверсантами и без того придется весело. В последний момент выяснилось — младший продрал в саду колготки и брюки. Старший забыл выполнить задание по природоведению.

А в довершение всего они разорвали ручку у моей новой сумки, пришлось брать коричневую, а к ней не подходили платье и костюм, которые я уже упаковала. Стала гладить брюки и джемпер, короче, провозилась почти до двенадцати.
— Они порвали твою новую сумку? О ужас! Я бы их убила!
— Да, тебе легко говорить, а что я могу с ними сделать, когда они, честно глядя мне в глаза, говорят: “Это мы сделали”. Одного я бы еще наказала в назидание потомкам, а двоих...
Юной беззаботной Светлане не понять, что я чувствую при виде двух фигурок, крепко взявшихся за руки и смотрящих на меня серьезными карими глазами, так напоминающими мне Андрея. Чаще всего старший брат покрывает проделки младшего.

В свои десять лет Саша уже давно прошел период познания окружающих его предметов, да в то время и материальные потери проходили более безболезненно для семейного бюджета. Поломанная игрушка, “случайно” разрезанная штора или обивка стула, разобранный до последнего винтика будильник почти никогда не превращались в неразрешимую проблему.

Антон появился на свет в самый разгар перестройки, немного опередив великий облом цен, став невольным свидетелем мыльного кризиса и всеобщего дефицита. Из моих знакомых мало кто решился на второго ребенка, мы с Андреем успели.

И потом нам помогали все: кто занимал очередь за мылом, кто сообщал, что в магазине “дают” манку. Несмотря ни на что, младший родился стойким оптимистом, с неистребимой убежденностью в том, что завтрашний день будет лучше сегодняшнего.

Мои мальчишки счастливо дополняют друг друга, серьезность и рассудительность старшего уравновешивают импульсивность и любопытство младшего. Только теперь начинаю понимать, что последние два года они были практически предоставлены сами себе, я обеспечивала их только материально: кормила, одевала, стирала, шила, убирала, но была полностью поглощена собой и отгорожена от них своими мыслями.

Несколько месяцев назад я очнулась от самосозерцания и стала более внимательно относиться ко всему, что меня окружало Все свои обязанности на работе и дома я выполняла машинально, мыслями я была очень далеко в прошлом — в нашем с Андреем прошлом. Воспоминания помогали мне переносить боль. Время залечивает все раны, потихоньку затянулись и мои.
Однажды, глядя на ребенка, капризным голосом требовавшего у матери купить мороженое, я с удивлением поймала себя на мысли, что мои дети ничего не просят. Их почти не занимали яркие этикетки красовавшихся в витринах сладостей, игрушек и других сокровищ, представляющих интерес для индивидуум десяти и четырех лет. Причину этого



Назад