1d9c84a9

Львов Аркадий - Прерванный Процесс



ЛЬВОВ АРКАДИЙ ЛЬВОВИЧ
ПРЕРВАННЫЙ ПРОЦЕСС
Фантастическая повесть
I
- Мадам, - сказал профессор Аций Вист, - вам крупно по-
везло. Каждый день разбиваются машины и гибнут люди, но не
каждый день наша клиника может предложить своему пациенту
полноценный мозг. Увы, мозг - не сердце, своими руками его
не сделаешь.
- Да, - кивала Эг, - я понимаю, это - большая Удача.
- Счастье, мадам, - уточнил профессор.
- Счастье, - повторила она. - Я всегда говорила ему то
же: надевай шлем, ты когда-нибудь разобьешь себе голову, а
голова - не сердце, где ты возьмешь новую голову? Но он та-
кой упрямый, такой самонадеянный, он всегда смеялся надо
мной: "Куда торопиться, Эг, придет время - подумаем". Вы по-
нимаете, профессор, подумаем, когда останемся без головы!
- Я понимаю, - сочувственно произнес Аций. - Банальная
история: не закрестимся, пока гром не грянет.
- Ах, профессор, - прошептала мадам, - мужчина так стран-
но устроен - надо, чтобы каждый день над ним гремело.
- Увы, - развел руками Аций, - с вами трудно спорить, ма-
дам: за вас факты.
- Господи, - застонала она, - зачем мне эта правота! Мне
нужно только одно - чтобы он был жив. Скажите, профессор, вы
на все сто процентов уверены, что он будет жить?
- Да, - твердо ответил профессор, - все сто, мадам.
Женщина плакала, она плакала, как все люди, когда смерть,
которая казалась неминуемой, вдруг проносится мимо, и тогда
только по-настоящему начинаешь понимать, что такое жизнь.
- Безнаказанность делает человека глупым, - говорила она
сквозь слезы. - Немножечко кары - это только помогает чело-
веку, но судьба бывает безжалостной, и тогда удары ее уже не
исправляют человека, а уничтожают его.
Аций улыбнулся:
- Как видите, мадам, судьба не всесильна: она не сумела
лишить вас мужа.
Женщина вздохнула:
- Кто знает, может, это все даже к лучшему. У него был
тяжелый характер. Как вы думаете, профессор, он может изме-
ниться к лучшему? Наши друзья часто удивлялись мне: откуда у
меня берутся силы терпеть все его причуды. Что я могла отве-
тить на это? Берутся - вот и все. В конце концов, мы можем
только то, что можем, - не больше.
Аций Вист поклонился: он был восхищен умеренностью и рас-
судительностью мадам. Он даже сказал об этом вслух:
- Эг, вы - удивительная женщина.
- Профессор, можете быть откровеннее, - усмехнулась Эг, -
удивительно терпеливая.
Аций не возражал, перед ним сидел человек, который все
понимал, и всякие уловки вежливости были здесь излишни.
Через три недели профессор выписал из клиники своего па-
циента-счастливчика и, прижимая руку к сердцу, извинялся пе-
ред его женой:
- Вы правы, три недели - это целая вечность, но войдите в
наше положение, мадам: мозг - не почка, тремя днями здесь не
обойдешься.
Эг ответила, что она все понимает, но надо иметь стальные
нервы, чтобы перенести эти бесконечные испытания в ожидании
лучших времен.
Аций Вист покачал головой: ничего не поделаешь, цивилиза-
ция только начинается, еще каких-нибудь двадцать лет назад
люди не умели изготовлять даже такого пустякового насосика,
как сердце, да что - они мочевого пузыря, этой примитивной
колбы, не умели сделать своими руками!
Эг пожала плечами: в своем экскурсе профессор может зайти
так далеко, что вспомнит блочные дома и каменные топоры.
- Мадам, - рассмеялся Аций, - наивность, как и мудрость,
не беспредельна. Желаю всех благ. Прошу не забывать нас.
Взяв Мака под руку, осторожно, как берут больных, Эг по-
вела его к машине.
- Мак, - сказала она,



Назад