1d9c84a9

Люксембург А & Ильин С - Комментарий К Роману 'бледное Пламя'



А.Люксембург, С.Ильин
Комментарий к роману "Бледное пламя"
(Pale Fire)
Роман опубликован 25 апреля 1962 года издательством "G.P. Putman's
Sons", Нью-Йорк. На русском языке впервые издан под названием "Бледный
огонь" (перевод В.Е. Набоковой): Ann Arbor: Ardis, 1983.. Первый вариант
настоящего перевода напечатан в книге: Набоков В. Бледное пламя: Роман и
рассказы. Свердловск: "91", 1991. В данном издании публикуется в
основательно переработанном виде, что в особенности касается поэмы. Перевод
выполнен по изданию: Nabokov V. Pale Fire. N. Y.: A Lancer Book, 1963.
В романе "Бледное пламя" соединились воедино набоковские интересы и
пристрастия различных эпох. С одной стороны, как и "Под знаком
незаконнорожденных", "Бледное пламя" вобрало в себя осколки последнего
незавершенного русскоязычного романа "Solus Rex". С другой, избранная
сложная наукообразная форма: предисловие комментатора Чарльза Кинбота, поэма
из 999 строк, авторство которой, по-видимому, принадлежит Джону Шейду,
пространный комментарий и указатель, составленные опять-таки Кинботом, --
напоминает о рождавшемся в те годы масштабном труде Набокова --
комментированном издании "Евгения Онегина", включавшем в свой состав
предисловие, текст перевода, комментарии, указатель и факсимильную версию
первой прижизненной публикации пушкинского романа.
Название романа позаимствовано у Шекспира. В трагедии "Тимон Афинский".
Тимон, беседуя с ворами, говорит следующее (акт IV, сцена III):
"... the moon an arrant thief,
And her pale fire she snatches from the sun".
или в переводе П. Мелковой (Полн. собр. соч., т. 7, с. 499:
"Луна -- нахалка и воровка тоже:
Свой бледный свет крадет она у солнца".
Это можно было бы счесть источником названия романа, если бы речь в нем
шла только об отражениях (в том числе интерпретациях литературного
произведения) либо просто о краже рукописи Шейда Кинботом. При этом, однако,
невозможно понять, какое отношение имеет такое название собственно к поэме,
в которой речь идет о смерти дочери Джона Шейда и о потустороннем мире. Но
существует, как обычно у Набокова, еще один, второй слой. В трагедии
"Гамлет" Призрак, или Тень, прощаясь с Гамлетом, говорит (Акт I, сцена V):
Fare tee well at once,
The glow-worm shows matin to be near,
And 'gins to pale his uneffectual fire.
Существующие переводы, к сожалению, не передают его слова с достаточной
точностью, однако, на них стоит взглянуть:
Прощай! прощай! Светящийся червяк
Мне говорит, что близко утро:
Бессильный свет его уже бледнее...
(А. Кронеберг)
Прощай, теперь пора.
Светляк уж близость утра возвещает,
И меркнуть стал его бессильный блеск;
(К.Р.)
Но теперь прощай!
Уже светляк предвозвещает утро
И гасит свой ненужный огонек;
(М. Лозинский)
Прощай, прощай, пора, -
Светляк уж возвещает -- скоро утро -
И гасит свой бессильный огонек.
(А. Радлова)
Теперь прощай. Пора. Смотри, светляк
Встречая утро убавляет пламя.
Прощай, прощай, и помни обо мне!
(Б. Пастернак)
Обратим внимание и на то, нужные нам слова произнесены Призраком, и на
соседство "светляка", которому предстоит сыграть в романе немалую роль. И
еще одно: в английском языке существует созвучное "Pale Fire" слово
"balefire", означающее, среди прочего, "погребальный костер".
Итак, роман Набокова перекликается с шекспировской трагедией "Тимон
Афинский". Обращение писателя к этому сюжету и соотнесение его с историей
земблянского короля Карла Возлюбленного не случайно. История Тимона десятки
раз излагалась в



Назад