1d9c84a9

Ляшенко Михаил - Человек-Луч



М.Ю. ЛЯШЕНКО
ЧЕЛОВЕК-ЛУЧ
Мог ли когда-нибудь ученик четвертого класса "Б" Третьей майской средней
школы Леонид Бубырин, или попросту Бубырь, страстный любитель хоккея и
непробиваемый вратарь дворовой команды, даже в мыслях представить, что
станет не только свидетелем, но и одним из участников изумительного
научного эксперимента - превращения человека в пучок квантовой энергии и
воссоздания его вновь на расстоянии десятков тысяч километров!
А началась эта история всего-навсего с ...обыкновенной картофелины,
неожиданно появившейся на Ленькином столе, когда тот самым будничным
образом решал простую арифметическую задачу...
Глава первая
КАРТОШКА "АГ-181-ИНФ"
Семь городов Греции - Смирна, Родос, Хиос, Аргос, Колофон, Саламин, Афины
- столетия ссорились и даже дрались друг с другом за честь называться
родиной великого певца - Гомера...
Двадцать городов Италии спорили о том, где именно родился Христофор
Колумб, и каждый из двадцати городов неопровержимо доказывал, что Колумб
родился вот здесь, в этом самом городе, а все остальные девятнадцать
городов просто жалкие врунишки...
И, хотя место и время рождения Юрия Сергеева известны сейчас любому жителю
земного шара, все-таки более ста городов и поселков всех пяти континентов
по сей день спорят, где началась его история.
Немаловажными данными по этому вопросу располагает Леонид Бубырин, лицо,
вполне заслуживающее доверия. Его хорошо знают не только в четвергом
классе "Б" Третьей майской средней школы, но и по всей улице Карла Маркса.
Леонид Бубырин и его друзья Павел Алеев, Нина Фетисова и многие другие
приводят веские доказательства того, что история Великого Открытия и
Великого Подвига началась во вторник, 17 декабря, в городе Майске, в доме
№ 3 по улице Карла Маркса, в квартире № 43, где живет Леонид Бубырин,
почему-то прозванный Бубырем.
В это утро после многих пасмурных дней ленивое зимнее солнце вышло наконец
погулять, и ранние солнечные зайчики весело прыгали по комнате.
Необыкновенного здесь не было ничего, но корпеть в такой день над
арифметикой становилось просто невыносимо. Леня Бубырин, человек разумный,
давно выскочил бы во двор, но рядом, неподвижная, как скала, сидела мама.
В ее упорном молчании и непроницаемом лице было что-то такое, что
заставляло Бубыря протестующе сопеть, но, в общем, помалкивать.
- Ну? - изредка говорила мама.
- "В саду пятьсот восемьдесят шесть яблонь... - подумав, начинал сердито
шептать Бубырь. - Это на сто тридцать восемь деревьев больше, чем груш, и
на девяносто пять деревьев меньше, чем вишен... - Сделав большую паузу и
тяжело вздохнув, он дочитывал с некоторым удивлением в голосе: - Сколько
всего деревьев в саду?"
Мама испытующе устремляла на него требовательные глаза, но Бубырь молчал,
упорно и внимательно всматриваясь в чистый лист тетради, или загадочно
обозревал снежную даль за окном. Ну какие там груши и вишни зимой! Вот
если б задача была о пропущенных и забитых хоккейных шайбах, тут он
сообразил бы в два счета!.. А что это значит - в два счета? Поразмышляв об
этом, Бубырь начал гадать, с каким счетом "Химик", знаменитая хоккейная
команда города Майска, выиграет у кировского "Торпедо", своего ближайшего
соперника. Лицо Бубыря сохраняло при этом такое озабоченное, вдумчивое и
даже скорбное выражение, что мама начала сочувствовать своему сыну, а он в
это время уже вспоминал, внутренне ликуя, обо всех прошлых славных победах
"Химика".
Из окон третьего этажа, где помещалась квартира Бубыриных, виде



Назад