1d9c84a9

Ляпунов Б - Предисловие К Сборнику 'эти Удивительные Звезды'



Б. Ляпунов
ПРЕДИСЛОВИЕ
Фантастика? Заведите о ней разговор, и ваш собеседник - кто бы он ни
был - наверняка поддержит его. Если только он, конечно, не противник мечты
вообще...
Читатель старшего поколения вспомнит, с каким нетерпением ожидали
очередного номера "Вокруг света" с продолжением "Человека-амфибии"...
Читатель наших дней станет горячо обсуждать произведения современных
фантастов, благо материала у него достаточно. Пусть количество-не
исчерпывающий показатель, но многие десятки фантастических романов,
повестей и рассказов, выходящих ежегодно, уже говорят о многом. Прежде
всего об огромном интересе к тому виду литературы, вокруг которого зачастую
возникают горячие споры.
Речь идет, разумеется, не о том, "быть или не быть".
Фантастику (особенно теперь!) нельзя сбрасывать со счета, нельзя
игнорировать как нечто второстепенное на литератуоном фронте. Она завоевала
широчайшее признание и становится тем, чем должна быть - полноправным
отрядом большой советской литературы.
Общий поток фантастики возрастает с каждым годом.
Интересно отметить, что за последние полтора десятилетия вышло столько
же произведений, сколько за предыдущие сорок лет, с 1917-го года!
Вспомним двадцатые и тридцатые годы, когда советская фантастика делала
свои первые шаги...
Переводы заполняли страницы журналов, охотно печатавших всевозможные
ультрафантастические домыслы; из переводных фантастических романов,
выпускавшихся разными издательствами, можно было составить солидную
библиотеку. И если бы только Жюль Берн и Герберт Уэллс, если бы только
добротная литература, действительно способная удовлетворить жажду мечты!
Нет, духовная пища любителей фантастики тех лет обильно приправлялась
псевдолитературой, спекулировавшей на интересе к необычайному. На этом
поприше подвизались и отдельные наши авторы, которые нагромождали
измышления и изощрялись в "закручивании" острых сюжетов.
Но уже в 1920-м году выходит подлинно научно-фантастическая повесть с
символическим названием "Вне Земли".
Автор - Константин Циолковский. Он набрасывает картины, от которых у
читателя захватывает дух: полеты вокруг нашей планеты, путешествие на Луну,
освоение космического пространства. И все это - на фундаменте строгого
научного расчета, у крыльев фантазии - прочная опора.
Однако только ли такие произведения правомерны в фантастике? Ответить
можно, и не обращаясь к примерам из Жюля Верна и Уэллса. Другой наш фантаст
- Владимир Обручев - пишет роман "Плутония", в котором пользуется заведомо
фантастическим приемом, чтобы живо и занимательно популяризовать науку о
прошлом земли. Алексей Толстой разворачивает действие "Аэлиты" на Марсе,
чтобы в форме социально-фантастического романа отобразить реальные события
крушения старого мира. Он обращается к технике и науке, чтобы наполнить
новым содержанием рамки привычного авантюрного романа. И уже начинает
звучать голос Александра Беляева, чье имя справедливо связывается с
созданием и становлением фантастики в нашей стране.
Перед ним, писателем, всецело посвятившим себя научнофантастической
литературе, стояла трудная задача. Нужно было противопоставить
развлекательному чтиву с псевдонаучно-фантастической подкладкой
произведения подлинной фантастики - художественно выразительной и идейно
острой.
Уже первая вещь Беляева, помещенная во "Всемирном следопыте" в 1925
году, привлекла внимание. Рассказ "Голова профессора Доуэля"-
остросюжетный, с вполне определенной идейной направленностью, с интересной
н



Назад