1d9c84a9

Лурье Александр - Прогулки По Карфагену (О Современной Фантастике)



Александр Лурье
ПРОГУЛКИ ПО КАРФАГЕНУ
Читать - читают, а живут - как жили...
Е.Лукин
КАРФАГЕН И ЕГО ЛИТЕРАТУРА
Это во времена до наступления исторического материализма, темные и
страшные (или светлые и радостные - нужное подчеркнуть) критик должен был
воспитывать читателя, развивать писателя, повышая, таким образом, уровень
литературы и общества. Впрочем, это было так давно, что никто уж и не
упомнит, как оно там было, да и было ли вообще - где-то и когда-то.
При историческом материализме, по многочисленным просьбам трудящихся к
штыку приравняли перо, и вот тогда-то и пошла настоящая критика,
безотказная как револьвер Нагана, точная как винтовка Мосина и
универсальная как пулемет Максима. Ей почти удалось истребить не только
предшественницу, но и себя самое. А на безлюдье ведь и неведома зверушка
за человека сойдет. Люди, взращенные при историческом материализме
неприхотливы и непереборчивы.
Смотрел я как-то на своего знакомого московского критика Х., славного
своими не запоминаемыми предисловиями и думал: "Вот ведь живет человек, как
какая-нибудь гаттерия - континенты распались, динозавры вымерли, Аттила
покорил Рим, народы переселялись, классицизм боролся с романтизмом,
исторический апрельский пленум прошел - а ему все по барабану; глядит
выпуклыми блестящими глазами и лепечет чего-то, и кропает чего-то - всегда
одно и то же"; сколько бы он ни прочел - ничего не поймет и ничему не
научится.
Но сейчас на дворе - постисторический материализм, на дворе -то ли ночь
20-го, то ли утро 21-го; то дождь в лицо, то жар в затылок; одним словом -
полный беспредел. И тут не опенсненный интеллигент, не литературовед в
штатском - нужен крутой шериф, санитар природы, который наведет порядок,
усмирит местную шоблу и установит закон и порядок. Потому и приходится быть
кровавой собакой и выть по-волчьи на волков.
...И литература, и критика суть необходимые инструменты - близнецы-братья
- для исследования жизни человека и осознания ее смысла. Литература
являет собой синтез, а критика - анализ. Но и критика, и литература не
произрастают на пустом месте. Из сора - сколько угодно, но никак не в
пустыне; они лишь видимая верхушка айсберга по имени "Россия". По этой
сверкающей в лучах Северного сияния вершине опознать таящиеся во мраке
глубины не просто сложно, а, скорее всего, невозможно, что подтверждается
личным опытом бесчисленных славистов и советологов. Не очень помогают и
современные афоризмы: "Счастье - это жизнь минус Россия" (А. Невзоров).
Или вот еще цитата: "На Западе люди рождаются, чтобы жить, в России -
чтобы мечтать".
Ясный пень, "попробуйте, сравнитесь с нами!" Наша ведь духовность самая
духовная в мире - как шибанет, так и заколдобишься. С этой точки зрения все
и решается: из прыщавого и не прыщавого немедленно выбираем первого,
прилизанный герой нам отвратителен, нам подавай в дерьме и шрамах, тогда
сразу видно, что герой или же - человек духовно совершенствующийся. А не
прыщавому, понятное дело, куда уж совершенствоваться - ему бы приодеться
красиво, прогуляться приятно и потрахаться сладко, что нам, опять же, в
целом несвойственно и где-то даже омерзительно. Выбираем вонючку, ибо в нем
духовные силы так бурлят, что и за внешностью уследить не успевает. А
всяким там диким американцам этого ни в жисть не понять: у них даже самый
наикрутейший гений не смердит как скунс, а уж если и смердит - то точно не
гений.
Россия всегда была заворожена собственными историей и географией -
источником



Назад