1d9c84a9

Лукьянова Наталья - Виа Орден Единорога



НАТАЛЬЯ ЛУКЬЯНОВА
ВИА «ОРДЕН ЕДИНОРОГА»
ГЛАВА 1.
Битя шла, задирая вверх голую, как коленка, голову и принюхиваясь к небу. Ведь где-то там, по тексту Шевчука, осенью жгут корабли. Ветер и правда обматывал вокруг ее благодарного носа чуть слышимые запахи кострища.
Конечно, Битя понимала, что это за Экоцентром дворники жгут листья, но все-таки ей хотелось верить, что к вполне земным запахам примешиваются и те, заоблачные. И, главное, не отрывать ни на секунду взгляда от неба, чтобы в какой-то момент вдруг заметить показавшуюся из-за рериховской кручи облаков панораму мрачноватого и торжественного ритуала, свершаемого небесными кормщиками.
«...Осень... Мне бы прочь от земли...»— благоговейно прошептала Битя, но получилось наоборот. Запнувшись за вечно развязывающийся шнурок, девчонка полетела носом в аккуратную рыжую кучу, разрушая работу мрачной техи в растянутой буклированной шапке и ватнике, на лету страхуя драгоценную гитару.
С насмешливым ржанием прошуршала мимо иномарка, в салоне которой надрывно ныл блевотный красавчик Влад Сташевский: «Листья! Стелите постели! Стелите постели!

Для влюбленных на темных аллеях! На темных аллеях!»...
«Ага, представляю! — вызверилась ненавидящая попсу Битька, — Целая аллея трахающихся на асфальте влюбленных! Это ж надо такое петь!»Вообще-то, Битька принципиально не употребляла ни ненормативной, ни похабно-смысловой лексики вслух, если только эти слова не были частью текста какого-нибудь хорошего рок-энд-ролла. Ну про себя изредка.
Зато тетя в шапке припечатала на многострадальную Битькину лысину уйму непечатного.
— Дворник! Милый дворник! — нежно взвыла Битя, поднимаясь и отряхивая джинсы и куртку и протягивая к работнице метлы распахнутые руки, — Подмети меня с мостовой! — (теха на мгновенье приплющилась), — Дворник! Милый дворник... — и с чуть более безопасного расстояния, — Жопа с метлой!
— Ах ты! Углан ...нутый! Рожа интернатская! Мать перемать!

Лучше б всех вас топили как котят, отказников ...нутых!!!
Битька по-Цоевски выпятила челюсть и показала тетке палец через плечо, как в «Игле».
То, что ее приняли за пацана, Битьку ничуть не огорчило — дело привычное, вон старухи даже небритых бугаев-байкеров «девушкой»называют, ориентируясь на «конские хвосты». Обидно, что разгадала детдомовскую принадлежность.

Ведь вроде сейчас и тряпки современные вполне и неодинаковые, и парами можно не ходить — а все равно как клейменые. На всю жизнь. Будто негры.
Даже от тех воспитателей, что сами из интернатовских, казенной соской за версту тащит. И это просто убивает. На всю жизнь, а?!

На всю жизнь!
Да нет, Битька не стыдится, просто... Просто так не должно быть! Не должно. Ущербные, третий сорт.

Как совковые куклы Оли и Тани с вечной коричневой химией на одинаковых болванках.
А, впрочем, какую прическу ни делай... Вон даже под Котовского не помогает. Надо будет обновить рисованную татуировку на затылке.
Время вокруг принято называть «сумерки». Хотя Битька назвала бы его скорее «молочное время»или «Время мелованного воздуха». Теплое, но с прохладными, чуть солоноватыми прожилками.

В такие часы спокойно на душе, и удивительно светло и прозрачно на улицах, а в домах кое-где зажигают легкий ненавязчивый свет.
И Битька заглядывает в окна. Без зависти и грусти, но с неизбывным доброжелательным любопытством.
Заоконные миры загадочны и гораздо более недоступны, чем любые параллельные. Битьке думается, что есть должно быть такие места, где и само понятие «место» совершенно не существует, и где абсолютно все



Назад