1d9c84a9

Лукьяненко Сергей - Ушибленные Одиночеством



Сергей Лукьяненко
Ушибленные одиночеством
О творчестве Владислава Петровича Крапивина и его влиянии на
человеческий организм я хотел написать давно. Сдерживало меня два
обстоятельства. Первое - аудитория данных размышлений если и не мала, то
крайне рассеяна. Даже публикация в фан-журнале на эту тему неизбежно свелась
бы к объяснениям типа: "Крапивин - это знаменитый детский писатель-фантаст",
"Голубятня на Желтой поляне - самое знаменитое произведение его",
""Каравелла" - детско-юношеский клуб, созданный Крапивиным". Теперь же
появилась благодатная (не суть благодарная) аудитория и ее печатный орган -
попадающий прицельно к заинтересованным людям. Честь вам за это и хвала.
Если есть людены, почему не быть лоцменам?
Второй причиной была несколько абстрактная мысль, что негоже писателю
молодому высказываться о писателе маститом, который о молодом, быть может, и
знать-то не знает. Теперь я вижу - знает. И снимаю краткий обет молчания.
Итак, несколько мыслей. И пусть вас не смущает стиль, переходящий от
лирического эссе к официальным канцеляризмам. Хотелось писать как пишется,
не останавливаясь и не правя. Простите также безапеляционность - я не
претендую на роль носителя истины, но предмет разговора знаю.
Три аудитории и три вероятных реакции на Крапивина.
Все мы, любители творчества ВПК, отравлены. Отравлены раз и навсегда,
сладким ядом, имя которому - книги Владислава Петровича. Мы как наркоманы,
сидящие на игле. Мы выискиваем старые издания и рыщем в поиске новых.
Библиографируем и пересказываем друг другу сюжеты. Погружаемся в мир ВПК все
глубже и глубже. И доза нам нужна все более крутая. Вот уже составляются
списки фильмов, где играют "классные мальчишки", пусть даже к ВПК они
отношения не имеют. Придирчиво оцениваются возможные последователи.
Тиражируются фотографии ошарашенных "каравелловцев", под тихое удивление - а
чего они сниматься-то не хотят?
Ребята, а мы того... не того?
Да нет, конечно. Мы просто Тип Первый. Те, по кому Крапивин (в лучших
своих проявлениях), бьет с энергией вакуумной бомбы, выжигая прочие
увлечения. Я знаю. Я сам такой... был. Мы готовы вступить в бой с глиняными
манекенами, проследить за судьбой малыша, оказавшегося в темном лесу наедине
с подозрительным мужчиной, ободрить приветливым взглядом мальчика-одиночку.
Да и девочку мы не ударим. А ритуальное набрасывание куртки на плечи
озябшего ребенка мы проведем с умением опытного ковбоя.
Правда, все это выполнит любой нормальный человек, никогда не слышавший
о Крапивине.
Поговорим чуть-чуть о нас. Я позволю себе спорное - но полностью
согласующееся с интересной статьей Валентина Веснина, утверждение.
"Крапивинисты" (не путать с "каравелловцами"!) - это люди, страдающие от
одиночества. Люди, во многом ущербные. Люди, недополучившие дружбы. Люди, не
умеющие дружить.
Не кидайте в меня мячиками и палочками! К чему эти наивные символы... Я
знал многих "крапивинистов" - хороших, умных, славных ребят и девчонок. Но я
уверен - большинству из нас недодали дружбы, в детстве или юности - не суть
важно. Мы не смогли или не успели подружиться - и тут прочитали в книгах ВПК
о дружбе Настоящей. Прочитали - и сломались. Мы стали ее искать. Когда не
получалось найти - пытались сотворить сами. Но жизнь почему-то ломала
схемы...
Идеал недостижим - а Владислав Крапивин пишет именно об идеальной
дружбе.
Второй тип читателей Крапивина, пожалуй самый многочисленный, это те,
кто читает его с удовольствием, как в детстве, так и в



Назад