1d9c84a9

Лукьяненко Сергей - Переговорщики



Сергей Лукьяненко
ПЕРЕГОВОРЩИКИ
Планет у этой звезды не было. Ни одной. Зато имелся роскошный пояс
астероидов и две группы гипертоннелей - по и над плоскостью эклиптики.
Поэтому звезда G-785 и служила общепринятым местом ведения переговоров. В
случае опасности можно было попытаться отст - Сегодня что-то решится,
Давид.
Это сказала Анна Бегунец, главный экзопсихолог Флота. Должность ее,
много лет бывшая синекурой, последний месяц оказалась востребована в
полной мере. В глубине души Давид восхищался тем, как держится эта
маленькая, немолодая женщина - на чьих плечах нын - Да? - кратко спросил
Давид. Гримёр, занимавшийся раскраской лица, неодобрительно покосился на
пилота, но ничего не сказал. Он тоже был профессионалом - лучшим
голливудским гримёром из числа немногих прошедших медкомиссию. Ему
приходилось заниматься маки - Вы же знаете Давид, какое сакральное
значение придают д-дориа числу шесть. Сегодня шестой тур переговоров.
Самоназвание чужих прозвучало из уст Анны очень чисто. Д-дориа. Комки
разноцветных щупальцев. Сухопутные осьминоги...
Гример полюбовался разукрашенным лицом, отступил на шаг, кивнул. Потом
присел на низенький стульчик и занялся паховой областью.
- Сегодня гениталии должны быть белыми, - сказала Анна. Голос ее был
невозмутим и лишен даже тени иронии. - Это знак добрых намерений и надежды
на скорое завершение спора. Меня не оставляет ощущение, что д-дориа
почему-то не доверяют нам.
Гример покосился на Анну. Несмотря на молодость этот импозантный негр
не боялся высказывать свою точку зрения.
- Белые? А как же красные ободки? Вспомните дополнительное толкование к
кодексу цветов, мисс Бегунец!
- Один ободок, - согласилась Анна, поколебавшись. - И не больше!
Давид тоскливо смотрел в зеркало. Гримерная на космическом корабле!
Боже мой... И он - голый мужик, раскрашенный в немыслимые цвета, должные
что-то символизировать. Пять дней назад, после первого тура переговоров,
Бегунец рассказала ему русский анекдот И ничего нельзя поделать.
Переговоры должны вести те, кто осуществили первый контакт. На переговоры
надо приходить обнаженными и в символической раскраске.
Можно, конечно, отказаться. Заявить, что люди не приемлют подобных
условий. Но не станет ли это поводом к войне?
Как бы ни старались сейчас на земле правительства и корпорации,
строящие Глобальную Сферу Обороны, но у Земли лишь один межзвездный
корабль. Первый, экспериментальный, так легко и так не вовремя встретивший
чужую разумную жизнь...
У одних лишь д-дориа - сотни космических кораблей.
И вот он, прославленный пилот и немолодой, кстати, человек, ветеран
НАСА и участник первой марсианской, идет на переговоры, посверкивая
ягодицами. Согласно этикету чужих - то, на чем сидишь, должно блестеть!
Позор. Стыд. Унижение.
Но лучше унизиться, чем погубить человечество.
- Вы не переживайте так, Давид, - сказала Бегунец. - В одном из первых
русских фантастических романов при первом контакте с Чужими люди
раздевались догола... демонстрировали красоту человеческих тел.
- Как может оценить человеческую красоту сухопутный осьминог? -
тоскливо спросил Давид. Покосился на гримера. Тот трудился безропотно и
отрешенно. Профессионал... все мы профессионалы.
- Вспомним нудизм и боди-арт, роспись по телу, - продолжала Анна. -
Опять же - североамериканские индейцы...
- Я старый волосатый мужик с отвислым брюхом и кривыми ногами! - не
выдержал Давид. - Мусорная урна - и та красивее меня.
Анна суховато улыбнулась, будто давая поня



Назад