buy generic cialis online 1d9c84a9

Лукьяненко Сергей - Лабиринт Отражений 2 (Фальшивые Зеркала)



СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО
ФАЛЬШИВЫЕ ЗЕРКАЛА
Отражения, кривляясь,
Вырываются на волю,
Хладнокровно улыбаясь
Или плача, но без боли...
Зеркала следят за нами,
Научившись даже слушать,
Быть и мыслями, и снами,
Искажая наши души.
Тонут в зеркале желанья,
Замедляются движенья...
Нас отдали на закланье,
Нас поймали отраженья...
Rain
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ДИПТАУН
00
Мне все чаще и чаще снится этот сон.
Вначале в нем нет ничего страшного, вообще ничего нет. Серая клубящаяся мгла. Только впереди - далекий, почти неразличимый огонек, белая искорка в тумане. Я иду - иду на свет, но мгла вдруг начинает редеть.

Как странно - когда исчезает темнота, перестаешь видеть свет! Я застываю, пытаясь запомнить направление, удержать его в памяти. Но в этом уже нет нужды.

Передо мной - мост. Тонкий, словно струна, натянутая над пропастью. Я ходил по таким мостам. Не раз. Но сейчас все гораздо труднее.

Мне надо пройти между двумя стенами, вырастающими из тумана. Левая стена - синий лед, правая - алый огонь. Нить между ними.
Я иду.
Левая стена - в отпечатках ладоней. Иногда это просто отпечатки, с клочьями кожи и мяса, поросшими инеем. Иногда торчат осколки промороженных костей с обрывками одежды.

А иногда - распятые на льду фигуры, покрытые снежной коростой.
С правой стеной - проще. Она сжигает быстро и дотла. Может быть, потому ее предпочитают реже.
Я иду.
Нить под ногами вибрирует. Может быть, ее опаляет огнем. Может быть, обдает стужей. А может быть, кто-то идет впереди или за мной.

Мне надо дойти. Очень надо.
Вот только каждый раз сон заканчивается одинаково. Нить вздрагивает.
Может быть, я сам качнул ее слишком сильно, не знаю... И как падающий канатоходец я раскидываю руки, пытаясь удержать равновесие, цепляясь: за левую стену - синий лед, за правую стену - алый огонь...
01
Давненько я не опаздывал на работу!
Стою в пробке, вытянувшейся на полквартала. Рядом - длинный, неуклюжий автомобиль, кажется. "линкольн" последней модели. Стекла опущены, мрачный водитель косится на меня, будто именно мой мотоцикл повинен в творящемся на улицах безобразии.
- Огонек будет? - спрашивает он наконец. Наверное, ему просто скучно. Да и не поверю никогда, что в этом роскошном монстре вишневого цвета нет прикуривателя.

Там, пожалуй, и для газовой плиты с грилем место найдется...
Молча протягиваю зажигалку. Усыпанная перстнями рука тянется к огоньку, раскуривается дорогая тонкая сигарета с фильтром неимоверной длины. Что сказал бы дедушка Фрейд о тяге к большим автомобилям и длинным сигаретам? А... ну его.

Он бы у нас спятил, причем очень быстро.
- Что творится-то? - интересуется водитель.
Слишком приземистый лимузин, ему не видно. Отвечаю:
- Колонна идет. Грузовики.
У кого-нибудь другого эти слова вызвали бы вполне заслуженную реакцию.
Гнать по центру города грузы!
Да еще по русскому кварталу, в утренний час пик по московскому времени!
- Что ж, бывает, - легко соглашается водитель. - Надо.
Значит, предполагаемый "линкольн" не просто показуха. Его владелец никуда не спешит, и пробка в пять-десять минут - не повод для возмущения. А мне - повод!

Еще какой!
Опоздание в пять минут могут и не заметить. Десять минут - отметка в личное дело. Четверть часа - половина дневной зарплаты долой.

Я уже на четыре минуты опаздываю!
Полоса забита полностью, но стандартный мотоцикл не машина, собранная по спецзаказу. А моя тускло-стальная куртка, серые джинсы, лицо под зеркальным шлемом... да, конечно, это не яркая, примечательная внешность, не одежда от кутюр, но... В



Назад