1d9c84a9

Лукьяненко Сергей - Чужая Боль



Сергей ЛУКЬЯНЕНКО
ЧУЖАЯ БОЛЬ
Она спускалась по горному склону. Легче ветра, быстрее
стрелы... Казалось, что девушка летит, так стремительны были ее
движения по едва заметной тропинке.
Он видел ее всю: густой, темный мед волос, разлитый по плечам,
хрупкость тоненькой фигурки под красно-сине-белой блузкой,
раздувающейся невиданным флагом, загорелые, исцарапанные ноги,
уверенно находящие опору... И серый металл в пистолетной кобуре.
Он еще раз порадовался тому, как удачно выбрал место для
засады: в тени густых, старых деревьев, на противоположном склоне,
невидимый для нее, спокойный, уверенный, ж д у щ и й...
Один раз девушка остановилась, держась за бугристый,
высунувшийся из песка корень. Оглянулась, вбирая в себя весь этот
жаркий день, колышущимся солнечный диск, лес, горы, медленные
речушки и крошечные озера до самого горизонта... Потом она взяла
поудобнее ждущий металл и стала спускаться дальше.
У него затекла рука. Тощий суетливый муравей недоуменно
посмотрел на него с верхушки травинки. Дурак... Девушка на горном
склоне легла в полукруг прицела, палец осторожно нащупал курок.
Стоит лишь нажать... Игра длилась три дня, и сейчас он получит
заслуженную победу...
Ему вдруг представилось то, что сейчас случится. Огненный
факел, летящий вниз, тяжело натыкающийся на камни... Мед волос, и
разноцветные одежды, и дерзкий уверенный взгляд - и все это
исчезает, превращается в крик. гаснущий в небесной голубизне, в
облачко дыма, запутавшееся в ветвях деревьев...
Он вскочил, отбрасывая то, ждущее, что дремало в его руках. Он
закричал, долго, изо всех сил:
- Ка-а-а-атя!
Девушка на склоне прыгнула за камни. И как не сорвалась...
Мелькнули в воздухе сбитые подошвы кроссовок, она прокатилась по
земле, замерла за камнями...
- Стой!!!
Камень дернулся, раскололся на куски, разлетелся неторопливым,
увесистым градом. А из центра этого града ударила молния - точный,
неотвратимый выстрел. Он еще не успел осознать случившегося, а
каждая клеточка тела уже взвыла, выплеснула по нервам переполнявшую
ее боль.
"Я горю..."
Он прокатился по траве, словно пытаясь сбить с себя липкую,
пылающую, жадно ползущую внутрь смерть.
"Проиграл".
Рот сам раскрылся в крике. И мгновенно, отзываясь на этот крик,
вспыхнули, вывернулись наизнанку легкие.
"Боль... Выключить боль..."
Пока глаза еще могли видеть, он силился повернуться в сторону
девушки. Но это длилось недолго.
"Почему я не убираю боль?"
Огненный факел на порыжевшей траве...
* * *
Сознание вернулось к вечеру. В небе проклевывались звезды, дул
прохладный ветер, и после пережитого это было чертовски приятно. Он
поднялся, брезгливо морщась, смахнул с тела жирный, вонючий пепел.
Зачем-то посмотрел на давно опустевший склон. И пошел к дому по
колкой сухой траве.
...Она пила чай на веранде. Грубый дощатый стол искрился от
десятка хрустальных вазочек с вареньем. Давняя Катина слабость.
Взглянув на него, она лишь покачала головой.
- Иди мойся.
Он долго мылся, прямо в саду, под самодельным душем. Над
верандой покачивалась лампа, в бестолковом восторге звенели
комары... Несколько раз он выглядывал за дверь. Но Катя все еще пила
чай. Обмотавшись полотенцем, он вышел из деревянной кабинки.
прошлепал по дорожке, намереваясь скрыться в доме...
- Дэн!
Он остановился.
- Давай поговорим.
Ну разумеется... Он молча уселся рядом.
- Зачем ты это сделал!
- Что?
Они с любопытством смотрели друг другу в глаза.
- Ты понимаешь сам.
- Абсолютно не понимаю.
- Ты не убрал бо



Назад